Квартирный вопрос

 

hor875yh3t

 

Совершенно бесподобно начался 2012 год. Первого января ровно в 16 часов ко мне на консультацию пришла Ника.

– Солнце мое, рада видеть тебя! – этими словами я начала встречу.

– У нас большие планы на сегодня и прежде всего рецепт моей омолаживающей чистки, - улыбаясь, напомнила мне Ника.

Очень часто нам не подходят имена, данные родителями, поэтому не редко я называю девочек на свой вкус. Тоже произошло и с Никой, я звала ее только Николь.

– Всегда боюсь работать с тобой! Опасаюсь сканирования, меня постоянно ругают. С точки зрения моей собственной Души я все делаю не так.

– Не драматизируй. Это всего лишь рекомендации и наставления. Заметь, твоя судьба постоянно меняешься к лучшему. Как твои дела? Ты обещала порадовать.

– Я работаю в одной частной клинике менеджером продаж. Вот уже полгода моя зарплата около тридцати тысяч рублей – это очень хорошо. Если вспомнить, что некоторое время назад была около восемнадцати тысяч, то разницу мы с дочерью ощутили весомо.

– Это результат того, что у тебя стала верная самооценка.

– Нет, самооценка вторична. Вот, что значит еженедельные чистки!

Это заявление меня удивило:

– Николь, а чистки то здесь причем?

– Ты помнишь мои постоянные головные боли – это состояние, когда невозможно думать, работать и даже говорить. Я могла только соглашаться, кивать и тихо улыбаться. Кроме того, я постоянно боялась головных болей. Голова не болит – это временно, скоро боль подползет, и это постоянно на протяжении многих лет. И как следствие – заниженная самооценка. А теперь я просто летаю. Мир вижу совсем в других красках. А все потому, что голова не болит, вот и доходы мои указывают на то, что работа в радость.

– Ну, это конечно! Когда не болит голова, то можно все. Но хочу тебе напомнить, что кроме чисток, ты стала себя иначе позиционировать на работе.

– Да, конечно, но если бы я не убрала внутричерепное давление, ничего этого не было бы. Так, что я за очередной чисткой, - она всегда была упертой, а я и не спорила.

На консультации я просканировала для нее омолаживающую чистку и еще ряд рекомендаций по карьере и в конце:

– Надежда! - капризным голосом обратилась Николь, - А почему ты про меня не пишешь рассказ?

– А о чем? Ну, подумай: «... она стала делать чистки раз в неделю, изменила самосознание, и поэтому карьера пошла в гору ...» Кто эту муть будет читать? И как назвать эту лабуду: «Карьеристка»? Нет. Не смогу. Нет драматургии в твоей жизни.

После консультации я отчетливо поняла, что она расстроилась. Просто я люблю Николь! Отказывать ей было трудно, но рассказа я не видела. «Нет, нет, - думала я, - рассказ невозможен. Ее жизнь обыденная».

С той памятной встречи прошло два года, и сегодня в конце декабря 2014г. и я готова написать историю о Николь так, как я четко вижу весь сюжет рассказа.

 

О матери Николь 

Двадцать лет у меня дружеские отношения с матерью Ники и на то у меня две причины. Первая, мне очень интересна личность Аллы, так звали мать героини. Вторая, она была моим косметологом. Я была вхожа в дом и потому являлась порой невольным свидетелем некоторых сцен из жизни этой семьи.

Мать Ники, вот к кому я испытывала всегда огромный интерес. Алла была необыкновенно цепкой в жизни. Она четко выставляла цели и аккуратно, последовательно шла к их достижению. Люди всегда были лишь ее инструментами. Она активно выстраивала дружеские отношения, всегда была обходительна, но только в том случае, если человек в той или иной степени был ей полезен. Алла интересовалась политикой, экономикой и финансами, но что особенно важно хорошо знала законодательство в рамках своих приоритетов, а это жилищное право, пенсионное, коммунальное. Более того, она много читала, имела довольно обширную собственную библиотеку. Кроме всего прочего, великолепно готовила. Одним словом, Алла была человек многосторонний и непростой.

Были причины, по которым Аллу интересовала и я.

Николь была ее старшей дочерью. Отлично помню ситуацию, которой я стала невольной свидетельницей. Именно той весной я увидела Нику во всей красе, ей тогда было двадцать лет.

Представьте себе блондинку с великолепной фигурой и большими глазами цвета лесного ореха. Красотка было абсолютно уверенна в себе, а манера, в которой она говорила с матерью, была агрессивной и наглой, да, да, именно надменной и наглой.

В тот день я была свидетелем столкновения матери и дочери. Девушка заявила, что мать в кратчайший срок обязана разменять четырехкомнатную квартиру и передать ей однокомнатную в собственность. Четко изложив свою позицию, не прощаясь, она гордо хлопнула дверью:

– Да, - сказала я, - а с виду просто ангел.

В тот день Алла долго объясняла мне свои мысли и чувства на предмет Ники.

На самом деле конфликт интересов был прост. Алла еще в начале брака с отцом Николь купила трехкомнатную кооперативную квартиру. Довольно скоро она развелась со своим первым мужем, через десять лет вышла замуж вторично, родила вторую дочь. Все это время выплачивала за кооператив сама, благо она неплохо зарабатывала. Позже получила комнату в наследство от родной бабушки и в результате обмена, Алла стала владеть уже 4-х комнатной квартирой с метражом всего в шестьдесят четыре квадратных метра. А тем весенним днем Николь требовала раздела имущества, т.к. хотела получить долю отца, выраженную в метраже.

Алла не желала делить собственность и считала, что Ника должна сама решить свой жилищный вопрос:

– Я ушла от родителей в одном платье и пустым кошельком, ничего обжилась. А чем она хуже меня? Пусть получает образование, выходит замуж, обзаводится жильем. Почему я должна делить квартиру, пусть решает этот вопрос ее любимый папенька ...

– Да, да, понимаю! Но все же, что не говори, а она хороша! – улыбаясь, отметила я, мне хотелось сгладить углы.

Да, Николь действительно была чертовски хороша! Агрессивна! Активна! Училась в юридическом, и все выглядело так, что ее будущее будет безукоризненным.

С той встречи прошло десять лет, и я опять в гостях у Аллы. После известной сцены Николь вышла замуж, уехала к мужу, отставила университет, родила дочь и вскоре развелась. Долгие годы жила в маленьком подмосковном городке в тяжелых жилищных условиях. Сейчас она вернулась к матери с девятилетней дочкой на руках. Теперь они опять живут все вместе, хотя отношения натянутые, но женщины больше не ругаются:

– Неужели? Да, Ника же просто огонь? Даже удивительно, что вы мирно уживаетесь.

– Тихая она теперь. Хвост то прищемили. Теперь и мать стала милым другом.

– Ну, ладно, она прекрасна. Ты же знаешь, мне очень нравится твоя дочь. Понятно, что она пережила потрясения и жизнь ее помяла, но она по-прежнему хороша. Люблю красивых людей!

– Да, красива, но характер ...

Перед уходом я затеяла разговор с Николь. Она действительно очень изменилась. Тон стал мягким, вкрадчивым, не уверенным. Где та надменность, наглость и огонь? Ах, Николь, Николь. Разумеется, не спрашивая ее разрешения, дома я стала сканировать и крайне удивилась увиденному:

– «Ей нужна помощь. Срочно», - таков был ответ ее Души.

 

Николь

В августе 2010 года их семья уже знала о том, что я экстрасенс и парапсихолог, поэтому мое предложение Николь поработать со мной выглядело нормально:

– Не могу обращаться к тебе на вы, ты сможешь это перенести?

– Нет проблем, дорогая! Мне так даже удобнее, держу дистанцию лишь с теми, кто мне неприятен.

С этого всё началось.

– Ты должна знать, я никому не доверяю и тебе тоже. Не могу говорить с тобой откровенно так, как ты подруга матери.

– Да, я люблю твою мать, она умна и смогла подняться. Алла достойна уважения, она стабилизировалась и окрепла, кроме того, вырастила двух дочерей.

– Ха ..., да ты о ней ничего не знаешь!

– Не спорю. И не хочу знать больше того, что вижу глазами и слышу ушами. Я не копаюсь в ее Душе и сознании, мне этого не надо. Вместе с тем, я просканировала тебя, а не Аллу, а вот твоя Душа просит, чтобы я помогла именно тебе. Поэтому гарантирую, что все время пока мы с тобой работаем, твоя мать не будет знать ничего о тебе, но и ты должна гарантировать мне, что не нанесешь и мне ущерба. Я не говорю твоей матери ничего, и ты ведешь себя корректно.

Ника посмотрела на меня с недоверием:

– Хорошо, попробуем!

– Николь, ты должна помнить, я знаю, что Алла не простой человек, но я люблю ее и не хочу ссориться с ней. Вместе с тем, и тебе хочу помочь, поэтому мы обе молчим. Договорились? – я понимала, что такие союзы между женщинами не долговечны, но надо было считывать информацию, а Душа Николь явно хотела что-то передать.

С первых секунд работы, я поняла, что Душа Ники – это мощный ураган. Точно и крайне внятно мне объяснили, что у Николь часто возникает отек мозга, так как в детстве было сильное сотрясение мозга и его не пролечили.

– У тебя отечность части мозга? – спросила я уже вслух, - Мне говорят, что у тебя было сильное сотрясение. Это так?

– Да. Вот тебе и правда о твоей любимой подруге. Хочешь? Мне было лет пятнадцать, уже родилась моя сестра, а ее отец тогда еще жил вместе с нами. Однажды он долго орал на меня, а потом перешел к рукоприкладству и ударил кулаком по голове. Я долго не могла прийти в себя. Да и мать любила взять меня за волосы, да и лицом о стол ... Так, что ты плохо знаешь Аллу, - рассказ Николь меня не удивил, хотя я никогда и не сканировала приятельницу, но отлично знала, что Алла не была интеллигенткой и определение хабалка, которая умело контролирует свою суть, ей вполне подходило.

– Николь, я не владею деталями ваших взаимоотношений, но знаю Аллу хорошо. Давай перейдем к делу. Отечность мозга можно убрать чистками. Чистки – это бессолевая диета, где основным компонентом является отвар из трав, овощей и семян.

– Надежда, у меня голова болит почти постоянно и с такой силой, что я не могу смотреть. Таблетки практически не помогают, а ты говоришь отвар. Я абсолютно уверена, что у меня опухоль, думаю в размер грецкого ореха. Это конец. Просто боюсь идти к врачу, да и сил нет.

– Ты жить хочешь?

– Иначе бы не согласилась работать с тобой.

Наш первый разговор был довольно коротким и закончился тем, что она записала чистку и действительно стала ее применять. Уже через две недели, она позвонила и в деталях стала докладывать, как проходит чистка и о том, что голова не болит по три дня к ряду, а потом опять все заново.

– Я подберу тебе другой отвар, уверена он поможет.

И так мы постоянно неделя за неделей, отслеживали, как отечность проходила. Голова практически перестала болеть. Когда мы достигли впечатлительных результатов, Душа Николь предложила заняться её карьерой.

На тот момент Ника училась в каком-то заштатном вечернем институте на менеджера, и уже через год она должна была получить диплом. Зарабатывала же в пункте обмена валюты по восемнадцать тысяч с месяц, плюс алименты пять тысяч на дочь. Этого скудного бюджета едва хватало на жизнь.

В тот день во время сканирование ей было предложено устроиться на работу в медицинскую клинику менеджером продаж. Я долго объясняла Николь, как надо себя подавать, и хотя опыта работы у неё нет, но её возьмут, так как она красива, обаятельна и умеет вести диалоги. Это позволит получить достойную фиксированную плату плюс проценты от продаж медицинских страховок.

Буквально через месяц Николь уже работала в медклинике на тех условиях, что мы проговорили. Она продолжала там работать вплоть до тех событий, которые и добавили в эту историю всю драматургию.

 

Папенька

Теперь, когда жизнь у Николь стала налаживаться, голова перестала болеть, а её доходы возросли до сорока, сорока пяти тысяч в месяц, она почувствовала себя уверенней и многое ей показалось возможным. Мы периодически общались, и я видела, как ее самооценка менялась, и она явно крепла.

Однако, жилищные условия Ники были крайне стесненными. Квартира Аллы хотя и была четырехкомнатной, но сами жилые комнаты были маленькими. Собственно, та комнатушка, что Николь занимала с дочерью Леной, составляла всего десять квадратных метров, а кроме них в комнате размещался еще целый зверинец: два попугая, черепахи и крыса.

Кроме этого, взаимоотношения Ники с родителями, и прежде всего с отцом остались печальными. Папенька во времена "совка" был осужден за валютные операции, именно поэтому словарный запас бывшего зека, сохранившийся пожизненно, состоял преимущественно из мата. Периодически Николь приезжала к отцу, чтобы приготовить обед и напомнить, что у него есть дочь и внучка. Отец считал Николь полной дурой и только поэтому, выписал на неё генеральную доверенность на сумму в четыре миллиона рублей. В тот период отец находился в состоянии судебной тяжбы и таким образом он постарался обезопасить себя от нежелательного решения суда. Он хотел выглядеть бедным пенсионером. Эти детали я узнала, когда однажды Николь позвонила мне и сообщила о своем решении:

– Надежда, я только, что от отца. Он возмущался тем, как проходит суд и все время, пока я готовила ему обед, он на отборном матерном объяснял мне, что я такое ... Кратко всё это выглядит так, я полная дура, а его старшая дочь Майя, она от первой его жены, хорошая, потому, что живет и работает риэлтором в Нью-Йорке. Так вот, пока я ехала домой, то у меня возникла мысль выкрасть у него гендоверенность и купить на четыре миллиона квартиру, что скажешь?

Моя первая реакция была подобна шоку. Первая мысль: «Это ужасно!!!» Я взяла паузу, чтобы успокоиться:

– Нет, не могу ничего посоветовать, как человек. Я не ангел, конечно, но никогда ничего подобного не делала. Все, что могу, это лишь просканировать для тебя.

Сканирование меня не удивило. Ее Душа считала, что это вполне нормально, т.к. у отца квартира есть, у матери тоже, а у Николь с дочерью нет нормальных условий для жизни. Все, что просканировала, я сообщила Нике:

– Хорошо, я приняла решение. Хватит быть кроткой овечкой. Подгадаю момент и заберу доверенность из его квартиры, быстро обналичу всю сумму, куплю квартиру под Москвой и срочно перееду с Леной. Ты должна знать, что я никогда ничего подобного не делала. Ты веришь мне? – она говорила всё это явно, волнуясь.

– Николь, я тебе не судья. Но хочу сказать, человек всё когда-то делает в первый раз. Вместе с тем я считаю, что если ты совершишь подобное однажды, то позволишь себе еще очень многое.

– Нет, нет, это не возможно, я себя знаю. Я порядочный человек, кроме того я мать и должна для дочки создать нормальные условия.

– Благими намерениями выстлана дорога в Ад, - в этот момент мне было понятно, что она в будущем пойдет на многое.

– А что бы ты сделала на моем месте? – в её голосе звучала просьба о поддержке.

– Не знаю, Николь! Я созидательна и созерцательна по-сути. Во-первых, мы с мужем сами наработали свою недвижимость. Во-вторых, я смотрю на людей, на их поступки, изучаю мир, «мотаю на ус» и делаю для себя выводы, но не осуждаю людей. Не мне судить. Это моя жизненная позиция.

– Когда буду покупать квартиру, ты поможешь просканировать какую?

– Разумеется. Хочу предупредить квартира должна быть с хорошей историей ..., - я долго объясняла, что это означает, и мы договорились, что буду постоянно сканировать для нее и сопровождать во время совершения сделки купли-продажи.

Вечером я поделилась этой скверной историей с мужем.

– Дюшечка, не переживай, если её отец выписал неустроенной дочери генеральную доверенность на сумму в четыре миллиона, то он таким образом «повесил ружье», которое рано или поздно должно было выстрелить. Ты здесь ни причём, это их судьбы.

 

Квартира в ближнем Подмосковье

С этого момента Ника стала готовиться к реализации своего плана, она нашла риэлтора и продумала, в какой из дней можно проникнуть в квартиру папеньки. Я отлично помню тот день, когда генеральная доверенность была у нее в руках, Николь позвонила, и мне пришлось её просто пошагово наводить. Это было неприятно, я чувствовала себя соучастницей преступления, но с другой стороны мне было жаль и дочь, и мать, поэтому я помогала, чем могла.

Буквально через пару недель Николь переехала с дочерью от Аллы в собственную двух комнатную квартиру, в которой была ко всему прочему еще и гардеробная. С этого момента наше общение практически прекратилось и это понятно, головные боли взяты полностью под умелый контроль, в клинике она зарабатывала порой до шестидесяти тысяч и выше, квартира со слов Ники была «абсолютно убитая», поэтому надо обустраиваться так, что не до болтовни со мной.

Прошло полгода, и неожиданно для меня муж переслал на мою электронную почту небольшое письмо, в котором в крайне уважительной форме сообщалось, что отец Николь ее разыскивает и если мы знаем, то просят помочь отцу найти дочь. Сразу я переправила сообщение Николь, и она вскоре перезвонила мне:

– Это написала Майя, моя сводная сестра!!!

– Почему ты так думаешь?

– Её манера, именно так вкрадчиво она излагает свои мысли.

– Ты говоришь, что она риэлтором работает в Америке? Это плохо! Тебя легко найти по собственности. Николь, ты выписалась из квартиры матери?

– Нет. А теперь и тем более не буду. По прописке нас найти еще проще. Я вообще думаю, что надо перепродать квартиру и заменить фамилию, имя и отчество. Надо бежать и прятаться. Надежда, в начале лета я говорила с отцом по телефону. Он, как никогда в тот день был ласков со мной, я расчувствовалась и назвала город, в котором мы сейчас живем. Он неожиданно взбесился и пообещал найти меня. Сказал, что не убьет, но я пожалею, что родилась. Можно просканировать, есть ли информация по этому поводу?

– Николь, а ты все мне говоришь?

– Нет, есть еще кое-что. Майя пригласило отца пожить у нее в Нью-Йорке, и он уже в сентябре будет в Штатах, - я начала считывать информации и в результате:

– Смотри, тебя будут разыскивать, они захотят вернуть деньги. Твой отец хочет жить в Штатах, и деньги ему нужны, поэтому рекомендуют тебе срочно перепродать квартиру.

– Мне надо подумать, - после этих слов Ника пропала.

 

Квартира или «объем стихийного бедствия»

Прошло лето, мне было скучно, и я решила найти работу. Подготовила резюме. Мой жизненный путь был впечатляющим! Одно то, что мы с мужем в 1989 году создали архитектурно-строительный бизнес и продали его накануне дефолта, не потеряв деньги, и многое, многое другое в моем резюме – дорогого стоило. Одним словом резюме было отличным! Все, что его портило так это мой возраст, мне уже было за пятьдесят. «Ну, ничего. Мои года – моё богатство!!!»

Я разместила резюме и практически сразу меня пригласили в Инком недвижимости пройти бесплатную стажировку, с дальнейшей возможностью работы риэлтором в компании. Уже через пару дней я приступила к стажировке. Именно в этот момент опять появилась Николь.

– Надежда! Я приняла решение – буду продавать квартиру.

– Отлично, для справки, я сейчас работаю в Инком недвижимости. Точнее обновляю знания и обретаю полезных друзей. Если что, то найдем варианты ...

– Квартира в ужасном состоянии и прежде чем продавать, её надо хоть немного привести в порядок, а это дорого. Мои знакомые за ремонт двушки в железобетонном доме затратили шестьсот тысяч, а это хрущоба шестьдесят первого года постройки, которую никогда не ремонтировали. Сюда нельзя приводить покупателей. Я купила её только потому, что не было времени и нужно было как можно больше метров, надоела теснота. Новые покупатели будут копаться.

– Николь, мы с мужем из строительного бизнеса. По крайней мере, можем оценить объем стихийного бедствия, если хочешь, конечно, помощи от нас.

– Ты, что? Да, я только рада буду.

На том и порешили. Я уговорила мужа, посмотреть и оценить затраты, а он в свою очередь пригласил нашего прораба Владимира, с которым мы сделали много объектов. Мы обговорили день и приехали к Николь втроем. Отлично помню свою реакцию на жилой дом, на подъезд и конечно на квартиру.

От железнодорожной станции минут пять пешком, довольно удобно идти и вот требуемый адрес. Ну, хрущоба без капитального ремонта – это и есть хрущоба без капитального ремонта. Вход в здание – ужас. Подъезд вонял кошками. Стены подъезда с обвалившейся штукатуркой, и местами покрыты плесенью. Квартира Николь начиналась с длинного, узкого коридора с кривыми и нависающими темно зелеными стенами, а в конце его две грязные темно серые двери, одна вела в жилую зону и кухню, другая в совмещенный санузел.

Войдя в комнату, возникло ощущение, что сверху был подвешен гроб, хотя на самом деле это была всего на всего антресоль. Кухня и ванная ввели меня в уныние, вместе с тем большая шестнадцатиметровая комната, имела проем в гардеробную и в маленькую восьми метровую спальную. Вход в нее украшала дорогая новая дверь из светлого дуба с матовым стеклом и гравированными цветами. Все оконные проемы в квартире были в новеньких пластиковых стеклопакетах. В завершении всей картины – при низком и кривом потолке, в квартире не было ни одной ровной стены. Да, умели раньше лепить на скорую руку времянки. Один умный человек сказал: «Нет ничего более постоянного, чем временное».

Наш прораб Вова, так он, как только вошел в квартиру, сразу развернулся и к выходу:

– Вовочка, ты куда? - окликнула я его, - Следующая электричка только через четыре часа.

– Да, я так, покурить, - смущенно оправдался он.

В тот день ребята сделали все замеры квартиры. Муж определил и согласовал с Николь, какое оборудование будем менять. Кроме всего прочего разработал предварительный план дизайна квартиры, а значит и объем работ по демонтажу и выносу мусора, а также выявил перечень необходимых для закупки строительных материалов и оборудования. Кроме того, мы нашли в местной газете телефоны подрядчиков, готовых немедленно приступить к ремонту.

– Похоже, Владимир не готов работать? – задала мне вопрос Ника.

– Не думай о нем, все будет нормально и с ремонтом, и с Владимиром. Сейчас главное, что скажет муж, готов ли он и каковы его условия, - вместе с тем я понимала, что с моим любимым супругом предстоит разговор долгий и тяжелый.

Вечером этого дня мы обсудили увиденное, кроме того, я просканировала всю ситуацию.

Прежде всего, супруг прикинул стоимость ремонта по минимуму, его объем составлял порядка четырехсот тысяч рублей.

– Ей придется брать сторонних подрядчиков – это часть денег для них, плюс стоимость строительных материалов, плюс моя работа. Минимизировать можно только за счет того, что стены в жилых комнатах буду поднимать я сам.

Выслушав мужа, я вспомнила один из самых веселых случаев из нашего с ним бизнеса.

Наша архитектурно-строительная организация проводили реконструкцию здания под ключ. Из жилого в прошлом здания в центре Москвы создавали небольшой международный бизнес центр. Самая сложная фаза реконструкции – это отделка под «евроремонт». В начале 90-х хороших отделочников практически не было. Мы нашли субподрядчика на эти виды работ, и я сама подготовила Договор на отделочные работы. В Особых Условиях Договора я записала: «... при сдаче-приемке объекта качество отделки всех стен будет проверять Генподрядчик. При проверке стен будут использоваться "правилы". Величина штрафа выявляется следующим образом: то количество 100 долларовых купюр, которые Генподрядчик сможет вставить между стеной и "правилом" собственно и будет являться величиной штрафа, который ...». Это веселая история подняла нам настроение. Только на одной из комнат мы могли бы заработать более тысячи баксов, но ограничились демонстрацией силы. Для нас тогда главным было сдать объект качественно и в срок.

– Дюшечка, мне не хочется заниматься ремонтом этой квартиры. Хотя идея отвлечься выглядит привлекательно, а кроме того я смогу на этой стройке сбросить пару лишних килограммов, что само по себе неплохо, но ты же видела ужасное состояние квартиры, сроки минимальные, качество должно быть высоким, строительные материалы надо закупать мне самому. А денег у нее мало!

– Это все так, но и это не всё! Хочу добавить главное, я просканировала информацию о Николь. Первое. Сообщили, что у нее "скабрезный ум"! Я даже посмотрела в словаре, что это значит. "Скабрезный" – это неприличный! А это означает, что она нас постарается «бросить». Второе, предложили выставить условия ремонта по минимальной цене, но за это, она должна согласиться с тем, что я буду ее риэлтором при продаже квартиры. Кроме того, меня предупредили – она способна на многое, и может попытаться обставить нас. Ника не пожалела отца, вряд ли она поведет себя достойно с нами. Надо помнить она человек, который однажды позволил себе многое. Полагаю, она даже сама не знает, на что способна пойти во имя своего интереса.

– Не беспокоит! Мы всегда работали с тобой только со 100% предоплатой, и она не исключение. Однако, на этих условиях, похоже, мы вообще ничего не заработаем. Ну, ладно хотя бы развлечемся. А захочет кинуть, так это даже интересно! Интрига!

«Хотя бы развлечемся ...! Интрига!» - именно за это я всегда обожала мужа.

 

Стройка века

Октябрь в 2012 году был очень холодным. Обычно я не помню, какой была погода, но этот год был исключением. Муж каждое утро уезжал на «стройку века» (так мы между собой называли ремонт квартиры Николь), а я проходила бесплатную стажировку в Инком недвижимости. Кроме изучения тонкостей риэлтерских премудростей и законодательства, мне приходилось два раза в неделю выходить вместе с другими сотрудниками в «свет». Возле метро или рядом с торговым центром мы раздавали календари с рекламой Инком недвижимости и проводили краткую консультацию для людей. Цель акции заключалась в том, чтобы найти клиента готового к разъезду, съезду, продаже, либо к любой другой сделке с недвижимостью.

Холодная осень и регулярные выходы в «свет» показали, что я практически не имею нормальной одежды. Сапожки и полусапожки на шпильке, пиджак из южноафриканской каракульчи, длинный кожаный плащ отороченный черным мехом, белое полупальто без пуговиц, одним словом всё это абсолютно не годилось для этой работы.

В один из таких дней, когда я намерзлась и зашла погреться с другими женщинами в торговый центр, у меня состоялся смешной разговор:

– Я не могу понять, почему, когда я с улыбкой, вниманием и готовностью помочь обращаюсь к человеку, он шарахается. Более того у некоторых на лице практически ужас. Я прилично одета, на бомжа явно непохожа, а люди ведут себя не адекватно.

– Вы в своем наряде напоминаете женщину, которая только, что вылезла из Мерседеса, а когда с листовками идете к прохожему, то это выглядит так, что хотите предложить ему услуги ... Мы за вами давно наблюдаем, кроме смеха это ничего другого не вызывает!

Да я и сама понимала, что надо купить какую-нибудь куртку и теплые кроссовки, но у меня катастрофически на это не хватало времени. Всё же я приоделась, но даже тогда, когда одежда была более пригодной, все равно народ шарахался. «Похоже, что-то с выражением лица, - подумала я,- но здесь я бессильна!»

Кроме двух еженедельных выходов в «свет», каждую пятницу мне надо было ехать в Кунцево и развешивать на домах объявления о продаже какой-то квартиры.

В те славные дни, когда училась на риэлтора, пыталась консультировать прохожих и развешивала объявления, я удивлялась тому, какой странной и даже где-то дикой стала моя жизнь. До этих событий я вела спокойное, крайне размеренное существование, наполненное йогой или фитнесом по утрам, прогулками после обеда с собакой в парке и работой с клиентами в оставшееся время. В этот же период мне пришлось испытать на себе жизнь приезжих, которые цепляются за Москву и потому готовы очень на многое.

В те дни после работы я просто летела домой. Мне надо было купить продукты и приготовить ужин, а когда приходил уставший муж с работы, то покормив его, обсудить день. Тогда я хорошо понимала, что эта ситуация очень скоро закончится, и в Инком недвижимости мне долго не проработать.

В этот период, я еще консультировала и помогала Николь с продажей квартиры:

– Прежде всего, надо описать место расположения дома, - учила я её,- определить удаленность от железнодорожной станции, удаленность от центра города, наличие в округе магазинов, школ, детских садов и прочей социалки. Как опишешь, все это вышли мне по электронной почте, когда будет завершен ремонт коридора, ванной и кухни, мы все сфотографируем, разъясним и вывесим квартиру на продажу. Поставим максимально высокую цену, затем постепенно будем её ронять. Сейчас же я подыскиваю тебе варианты новой квартиры и днями отправлю, чтобы ознакомилась.

Это были очень тяжелые дни не только для меня и супруга, но и для Николь, и её дочери Лены. Крайне трудно жить в квартире, где ведется ремонт, убираются антресоли, меняется вся сантехника, отбивается штукатурка со стен.

Всё кончается рано или поздно. Совершенно неожиданно в начале декабря без разъяснений мне объявили, что стажировку я не прошла и работать в Инком недвижимости не буду. Я помню свои реакции! Первая – удивление: «За что?» Вторая – облегчение: «Отлично». Вечером я сообщила мужу, что завтра я еду «на стройку века» вместе с ним.

– Тебе нужен маляр-штукатур в помощь?

Когда-то давно во время стройотряда, у меня был наставник, он научил меня многому. Помню его слова: «Не знаю, каким ты будешь математиком, но моляра-штукатура я из тебя сделаю». Мне нравилось штукатурить, я любила красить. Меня притягивала завершенность и осмысленность — это работы.

Мой любимый читатель! Как здорово вместе с мужем каждое утро ездить на работу, аккуратно отбивать «слои времени» со стен, наносить слой за слоем новую штукатурку. Не смотря на тяжесть работы, всё это вызвало у меня чувство восторга.

– Ты помнишь фразу из фильма: «Берегись автомобиля»? Один персонаж сказал: «На сколько бы лучше вечером в театре играла Ермолова, если бы утром она стояла у станка». Я перефразирую: «На сколько бы лучше вечером играла Ермолова, если бы весь день она поднимала стены у Николь».

 

Леночка

График работы Николь был «два через два», но мы не видели ее порой и по три, и по четыре дня к ряду. Если бы мы не делали ремонт в квартире, то дочь Ники практически всегда была совсем одна.

Двенадцатилетняя Леночка была чудесно красивой девочкой. Её лицом можно было просто любоваться, как произведением искусства. Фигура девочки была безукоризненной. Однако, характер был не простым.

Прежде всего, она не хотела ходить в школу и не любила учиться. Вместе с тем, она много читала, но все её книги были о кошках. Шесть или семь томов какого-то романа об уличных котах – это вся библиотека ребенка.

В моменты отдыха мы болтали с Леной так же, как болтали когда то с нашей дочерью. Раньше муж учил дочь политической географии и требовал от нее знания столиц всех стран. Теперь попробовал поиграть в эту же игру и с Леной. Мы были поражены глубокой невежественности ребенка, но главное её полной неспособностью запоминать информацию.

Как-то вечером после работы, мы стали обсуждать, что ребенок просто брошен, в школу часто не ходит, хотя её родная бабушка живет на расстоянии тридцати минут езды от внучки.

– Это мелочь, - сказал мне муж, - не хотел расстраивать тебя, но думаю, пора рассказать. Ты еще не работала со мной. В тот день Ника была дома, вечер, около семи часов спрашиваю у Ники: «Где Лена, она давно должна была вернуться из школы?» «Ничего страшного, придет». В тот день я завозился и уже собрался уходить, время – начало девятого. Наконец, приходит Лена и рассказывает нам, что поссорилась с подружкой и пешком пошла по железным путям на соседнюю станцию, дошла и вернулась обратно. Я был поражён спокойствию матери. На улице мороз минус двадцать, ребенок в легком пальтишке. Они живут в промышленном районе, где полно гастарбайтеров. Ника – безобразная мать!

– Ребенок прилично одет, всегда в чистом, в холодильнике есть свежая еда. Не думаю, что её можно назвать безобразной матерью. Одинокая мать, да. Родная бабушка к внучке не приезжает. К сожалению, мы не сможем помочь ребенку. Это их жизнь. Лично меня сейчас больше беспокоит кот Лены.

 

Кот прекрасной Елены

У Николь и Лены жил молодой кот. Его ранней весной котенком нашли на рынке. Черный, бестолковый и очень активный.

На тот момент Котяре, именно так звали его, было месяцев десять и ему трудно приходилось в период ремонта. Не смотря на то, что он вел себя довольно адекватно и не агрессивно, однако, оставался котом и поэтому постоянно метил новую штукатурку на стенах. Мы предприняли меры и, стремясь защитить новые обои, поставили вдоль стен, где смогли, листы фанеры. Кроме этих мероприятий, в один из дней провели беседу с Николь, наша цель была проста, побудить её переселить куда-нибудь кота на время, на носу продажа квартиры! Ника объяснила, что это не возможно и пусть всё идет так, как идет. Ну, и разумеется все закончилось тем, чем и должно было закончится – Котяра разодрал обои и пометил их.

Я помню свою эмоциональную реакцию на увиденное – уныние, подавленность и беспомощность:

– Вы все должны восстановить! – заявила нам Ника, - а это пятно не имеет отношения к коту, это недоработка рабочих, которых вы отпустили!

– Ну, нет ... - попытки доказать обратное были бесполезны, я видела ту самую Нику, которую впервые встретила однажды на кухне её матери: наглую, циничную и агрессивную.

Уже дома мы просканировали сложившуюся ситуацию:

– «Ваш ремонт завершён», - именно такой была полученная информация,- «Вас ждет спектакль под названием «Скабрезный ум»».

Все наши попытки выяснить подробности не увенчались успехом, дополнительной информации нам не дали:

– «Завтра все увидите сами!» - вот и весь ответ.

На утро позвонила Николь и сообщила, что заболела. Буквально к вечеру, и мы почувствовали недомогание. ОРЗ длилось семь дней, а утром восьмого дня муж позвонил Нике и договорился о встрече. Он поехал без меня и не в рабочей робе, а как обычно в кожаной куртке с норкой внутри, т.е. выглядел вполне цивильно.

Через три часа муж вернулся домой:

– Твоя Ника – полная дрянь! Хотя, возможно «скабрезный ум» и предполагает, что человек должен вести себя отвратительно и крайне мерзко.

– А подробнее? – попросила я.

– На встрече я вел разговор. Мне надо было выяснить её планы, в том числе и в свете того, что натворил кот, кстати, к содеянному Котяра добавил еще пятен на стене! Но главное в другом, я был поражен той наглости, с которой она позволила себе со мной разговаривать. Во-первых, она сообщила, что никогда не договаривалась о том, что ты будешь продавать её квартиру, и заявила: «НАДЕЖДА НЕ ПРОФЕССИНАЛЬНА!!!» При этом вопила так, что если бы я не имел опыта ведения переговоров, то сразу бы просто ушел. Но сдержался и сообщил ей, что сам читал переписку о продаже квартиры. Сообщил, что если бы ни эта договоренность, то вообще не стал бы влезать в её ремонт. Уточнил, что ты просто хотела попробовать себя в качестве риэлтора и уже нашла себе профессиональных помощников. Во-вторых, напомнил, что мы с тобой из строительного бизнеса 90-х, поэтому, если она меняет условия сделки, то я считаю себя свободным от обязательств перед ней, и как следствие забираю свои инструменты и прекращаю работы. Она довольно спокойно заявила, что допускала этот разворот событий. Итак, мы с тобой свободы и можем готовиться к Новому Году.

Мы продолжили работать над своими разработками и восстановили ежедневный фитнес и прогулки в парке, как вдруг в один из таких дней муж неожиданно вскипел:

– Да, как она вообще могла так пренебрежительно говорить о тебе? Если бы ты не вытащила ее, где бы она вообще сейчас была? В обменнике? А ее головные боли? Дрянь ...

– Любовь моя, это и есть мутация сознания. Раньше у Ники была карма «заниженная самооценка», теперь она заменила на карму «чужой», т.е. стала тем, кто "охоч до чужих ресурсов". Ты счастливый человек, ты не копался в сознании людей и не видел, какими бывают мутации. Я привыкла, ко всему привыкаешь. Тебе просто впервой так близко наблюдать мутации. Бесспорно – это зрелище! Скажи ...?

 

Последний разговор с Никой

Я окончательно выздоровела и как человек деятельный, то сразу записала нас с мужем на курс SEO, курс по созданию и продвижению сайтов. Он должен был начаться после новогодних праздников, а пока можно было позволить себе расслабиться.

Накануне празднования Нового Года я позвонила Алле, и на то у меня было три причины. Первая, собственно поздравления с 2013 годом. Вторая, мне хотелось признаться ей в том, что произошло в моей жизни и жизни её дочери в прошедшем году, но главное, это сообщить, в каком состоянии ее внучка и что она нуждается во внимании и развитии. Аллу я шокировала своими откровениями, хотя признаюсь, к этому не стремилась. Однако, наши отношения в дальнейшем уже никогда не были прежними.

Казалось бы, и все, но третьего января в десять вечера позвонила Николь:

– Надежда, мы же договорились, что мать не будем посвящать в наши дела! А тут я ей звоню и выясняется, что она обо всем знает. Что скажешь?

– Либо ты позвонишь и подашь информацию, либо я. Я предпочла быть первой и на то у меня была весомая причина – это твоя дочь! Я объяснила Алле о том, в каком безобразном положении находится ее внучка. Мало того, что Лена невежественна, не учится и учиться не желает, она порой целыми днями одна. Ваш район наполнен озабоченными гастарбайтерами, и я не могла не обратиться к ней с просьбой, чтобы она навещала внучку. Кроме того, у ребенка плохая память, на это надо обратить внимание, этот факт опасен, Лена отстает в развитии.

– Ты не знаешь мать, ей на нас плевать. Но звоню не по этому, я к тебе на самом деле с просьбой, пожалуйста, не передавай наш адрес моей сводной сестре!

– Николь, ты могла бы и не просить меня об этом, да и вообще я – «благородный олень», поэтому подобное для меня просто не возможно.

Мы проболтали часов до трех ночи и простились навсегда. Уверена, я смогла доказать Нике, что никогда и ни при каких условиях не разглашу ее адреса. Одновременно с этим я понимала, что она в ближайшее время продаст квартиру, т.к. состояние её жилища уже позволяло совершить сделку.

Прошло довольно времени, но я до сих пор нередко вспоминаю то, как я себя охарактеризовала: «Я - благородный олень!»

– «Черт! Почему олень? Олень? Ясно одно, сравнение себя с животным это что-то по Фрейду. Ну, не важно, все-таки я существо благородное и в любом случае год прошел крайне занимательно! Просто чудесно!!!!!»

До сих пор, иногда вспоминая эту историю, я обратилась к мужу с просьбой:

– Дорогой мой, ты помнишь просьбу? Когда умру, то на моей плите сделай гравировку: «Она никогда не была риэлтором» ...

 

КОНЕЦ

 

Парапсихолог Друцкая Надежда

декабрь 2013г.

 

Вы можете подписаться на рассылку новых статей
через Skypenvvruf

Добавить комментарий


Комментарии  

+2 #5 Друцкая Надежда 28.04.2017 18:21
Мир людей крайне субъективен.
Однако! Я пострадавшей себя не чувствовала тогда и не чувствую теперь.
Хотя со стороны возможно выгляжу именно так.
Я действительно в теплом и любовью относилась к "Николь", хотя отлично понимала, что змею любить нельзя.
Но поиграть то с ней можно! Особенно если есть иммунитет, и нужен адреналин.
Ирина! Во всем виновата скука! Если бы мне было чем заняться, но я бы точно этой глупостью не увлеклась.
Цитировать
+2 #4 Ирина Ш. 28.04.2017 18:20
Что Вы! Вы выглядите пострадавшей…
Недаром, привели в тексте мысль о, мягко выражаясь, двусмысленности благих намерений.
С уважением, Ирина.
Цитировать
+1 #3 Друцкая Надежда 28.04.2017 18:20
Цитирую Ирина Ш.:
Вывод один - никогда не стоит помогать людям со "скабрезным" сознанием, иначе станешь либо их врагом, либо соучастником их аморальных поступков.

С уважением, Ирина.

Как знать, Ирина!?!
Я лишь инструмент, ченнелинг вообще требует от меня лишь послушания.
Но поверьте, я сама осознанно людям зла не желала…
Планы по захвату чужих ресурсов не разрабатывала…
Просто плыла по волнам…
Старалась наслаждаться…
Что выгляжу некрасиво со стороны? Да?
Цитировать
+2 #2 Ирина Ш. 28.04.2017 18:19
Вывод один - никогда не стоит помогать людям со "скабрезным" сознанием, иначе станешь либо их врагом, либо соучастником их аморальных поступков.

С уважением, Ирина.
Цитировать
+2 #1 Эльвира 28.04.2017 18:18
Это и есть мутация сознания. Карму «заниженная самооценка» она заменила на карму «чужой», т.е. стала тем, кто "охоч до чужих ресурсов".
Это пугает)))
Рассказ очень занимательный!
Цитировать