Хроники разоблачения.
Часть №7. Кафе на Патриарших

 

350hor66ttttt7

Мы договорились встретиться с журналистами в кафе на Патриарших. Тихо, солнечно и тепло. Я поймала себя на том, что вспомнила булгаковского Мастера и Маргариту, а сама глазами разыскиваю Воланда, Бегемота или Клетчатого, ну или хоть Аннушку с трамваем.

Улыбнувшись чудесному утру, я осознала, что говорить хочется обо всем на свете, кроме проблем.

Между тем, София этим утром выглядела подавленней обычного:

– У меня тихая истерика. Он не верит мне! А когда я поехала к вам, то постоянно меня преследовало ощущение, что он следит за мной. По дороге все время оборачивалась и искала его взглядом.

– Это нервы, успокойся, он не выследил нас. Все нормально.

– Вы уверены? Хорошо. И еще ... Гуяров сообщил, что решил проблему с субсидиями. У него есть человек, который поможет ему уже в этом году получить большие дотации на покупку квартиры. И как только он смог договориться?

– Очевидно, у него есть то, что требуется этому чиновнику.

– Вы думаете, что этот человек чиновник?

– Многомиллионными субсидиями распоряжаются только чиновники. Если речь идет о субсидиях в Москве, то значит это либо муниципалитет, либо Мэрия. Ты знаешь кого-либо, с кем мог договориться Гуяров в Мэрии или на уровне вашего округа?

– Да, многих. В Мэрии работает муж моей сестры, например. Но они, правду сказать, терпеть не могут друг друга.

До сих пор помню свои мысли: «Ах, Софья! Как не хочется, но надо работать ...», - и смиренно стала считывать информацию:

– Очень интересно. Сканирование показывает, что уже в сентябре этого года ваша семья получит сертификат на жилье.

– Сколько?

– Много. Хватит на большую квартиру.

– Надо что-то делать, - Соню явно бил мандраж.

Я продолжила сканирование:

– Очень интересно! Кстати, вот и мотив твоего убийства. В сентябре ты получишь сертификат, в октябре вы купите квартиру, в конце октября тебя убьют, - мои слова звучали дико. - Сканирование подтверждает, что я абсолютно права. Все сложилось. Теперь стало все понятно!

– Что же делать? Ему надо помешать.

– Зачем? –удивленно парировала ей я. - Не надо ему мешать! Пусть оформляет. Уже в ближайшее время на тебя и на троих твоих детей город выделит субсидии для покупки квартиры. Тебе нужна квартира?

– Да, но не ценой собственной жизни.

– Софи, успокойся, ты останешься жива. Дыши носом и пей глицин.

– Что пить?

– Глицин - таблеточки такие успокаивают нервную систему, – а я с удовольствием повернулась к окну кофейни. – Сегодня дивный день!

А Софи не унималась и всё пыталась выяснить:

– Что же он им такое дал, чтобы они согласились передать ему такие деньжищи?

– Вполне очевидно! Он дал им то, что их очень интересует. Возможно, но это только возможно, мы скоро узнаем, что их так интересует в Гуярове!

– Боже! – она высоко подняла брови и её глаза округлились. – А, что у него есть то? Он даже зарабатывать не хочет ...

Мы внимательно посмотрели друг на друга и улыбнулись. Я продолжила разговор:

– В сексуальном плане очень сильный говоришь, … бисексуалы и трансвеститы ... Фу, мерзость какая. Кстати наша догадка просто в тему. Софи! Во мне нет ни капли пуританского ханжества, об этом я заявляю чётко, вспоминая твое последнее письмо, где ты красочно рассказываешь о твоих крайне продвинутых сексуальных отношениях с мужем. Буду откровенна, я в этих вопросах примитивна и не развита. Анальный секс, рассуждения о связях с гермафродитами и гомосексуалами ... Мысли об этом вызывают брезгливость. Большинство женщин России живут по старинке, и полагаю, они крайне неразвиты. Уверена, что Всевышний тебе сохранит жизнь, и ты будешь жить и воспитывать детей, но уже скоро, очень скоро, уже осенью тебе обязательно будут задавать вопросы о том, как же ты не увидела, что твой муж педофил? Как же ты вообще могла обсуждать с Гуяровым идею группового секса с трансвеститами?

– А откуда они узнают о трансвеститах?

– Гуяров спасая свою жизнь, дорогая, обязательно вымажет тебя в дерме. Он обязательно объяснит всем, что порнуху вы смотрели на пару, да еще и детей привлекали, и планировали поездку в Таиланд с дружком ...

– Нет ...! – она взмолилась.

– София, представь себе, что я – федеральный судья и сейчас отвечай мне только правду. Кстати, я все равно узнаю, врешь ты мне или нет. Вопрос первый: как давно вы с мужем обсуждаете темы о групповом сексе с гермафродитами?

– Ну, что вы?! Эти темы возникли вот только теперь в конце мая. Никогда раньше этого не было. Его вообще последнее время просто несет. Он стал позволять себе то, чего раньше и близко не было. С ним вообще что-то происходит.

Всё это опять время я сканировала.

– Хорошо. Мне подтверждают, что ты не врешь. Пойми, на тебя обрушится море грязи. Во всех грехах обвинять будут только тебя. Запомни фразу: «Как вы женщина ..., мать ... могли допустить ..., не увидеть ...» Тебе этот вопрос вскоре будут часто бросать в лицо.

– Понимаю. А что отвечать?

– Сейчас просканирую.

Ответ был прост:

– "Отвечай вопросом на вопрос: «Да, я не понимала. Да, я не умею отличать нормального мужчину от педофила. А вы умеете их распознавать?»" Это вопросанта отрезвит, – затем я продолжила разговор, не сканируя, а от себя. - Но скажу правду, Софи, твое письмо о фривольностях, что ты обсуждаешь с мужем, повергло меня в шок. Теперь прокомментирую твою фразу о том, что с ним что-то происходит. Гуяров на гребне своей жизни, ему везет, у него всё получается. По-другому говоря, из-за того, что у него сегодня всё получается, он счастлив. Именно отсюда такая вседозволенность. У него всё так хорошо, как никогда не было ранее, поэтому он позволяет себе говорить и делать всё что хочется. Его жизнь удалась. А ты, Софья, молчи, терпи и жди.

Второй свой вопрос я задать ей не успела. В дверях появились два молодых человека, и по всему их виду было понятно, что это журналюги.

Сейчас, когда описываю свои воспоминания о первой встрече с ними, удивляюсь тому, что именно так для себя я назвала ребят, хотя хорошо знаю, что означает термин журналюга – это просто недобросовестный журналист, который за деньги позволит себе написать всё что угодно.

– Жорж, продюсер, - молодой красавец с прекрасным бархатным баритоном, радушно улыбался нам.

– Дмитрий, журналист, - несколько застенчиво представился второй.

Когда дело дошло до меня, то я просто передала ребятам свою визитку. Они спокойно прочли, не отреагировав на слова: «парапсихолог, экстрасенс».

Жорж сразу взял инициативу.

– Мы снимает передачу о противостоянии московских соседей, - я опять вспомнила Воланда: «Москвичи хорошие люди, но их испортил квартирный вопрос». – У нашей редакции существует договоренность с Гуяровым, что мы сделаем передачу о вашей семье. На следующей неделе к вам приедет съемочная группа, отснимет детей, вашего мужа и мы планируем взять у вас, София, интервью. Буквально несколько предложений о ваших соседях и том, с чего начался грандиозный скандал в московской коммуналке?

– В этой войне виноват Гуяров, - сразу парировала Соня. – Однако, я не хочу говорить об этом на камеру потому, что ситуация в семье очень сложная и без этой старой истории. Мы с Надеждой согласились на встречу только потому, что у нас к вам совсем иное дело.

И мы с Соней в два голоса стали рассказывать ту историю, которую Вы, мой милый читатель, уже знаете. Я внимательно смотрела на ребят: «Вот это удача», - читалось в глазах Жоржа. Дмитрий же, напротив, демонстрировал весьма слабую заинтересованность.

Я проявила инициативу:

– Позвольте обозначить цель встречи. Нас интересуют съемки скрытой камерой. Мы должны доказать, что Гуяров – педофил. Вы сможете помочь нам в этом? И еще, если вы согласитесь на это, то должны знать, что мы сотрудничаем с Петровкой. Следователь будет в курсе всех наших с вами дел. И еще, все взаимоотношения будут проходить строго в рамках договора между нами и вашей продюсерской компанией.

– А почему следователи с Петровки сами не установили камеры? – удивился Жорж.

– Если Соня напишет в МУР заявление, то начнется следствие. Процедура расследования таких деликатных дел настолько примитивная и кондовая в России, что можно все испортить. Сам следователь не порекомендовал пока давать делу официальный ход, а просто собирать доказательную базу самим, как сможем. Так, что мы ищем порядочных людей, которые смогут нам помочь в нашем деле. Вы порядочные люди?

– Можете на нас положиться. Мы не представители желтой прессы. Я ненавижу насилие ..., - Жорж еще некоторое время давал себе лестные характеристики и уверял в том, что нам с ними очень повезло. Он – продюсер и найдет всё необходимое: деньги, оборудование и всё, всё, чтобы отснять то, что происходит в квартире, когда Соня на работе.

– А если нам не удастся собрать видео компромат? – спросила Софи.

– Мы все равно посадим его лет на двадцать.

– Как? – удивились мы.

– Подсунем в карман наркотики и уличим в распространении наркоты.

– Это не наши методы. Ну, что ж, если с вами не получится, то найдем другие ходы. - Этот детский треп Жорика, меня порадовал: «Да, он просто ребенок!»

Соня скисла, а я бодрым голосом процитировала одну известную фразу из фильма:

– Софи, «... мы ли не умеем играть в шахматы?» - эта цитата ободрила ее.

– Да, уж!

Встреча с ребятами закончилась договоренностью, что в ближайших съемках о противостоянии с соседями София не участвует, а продюсер начинает договариваться со своим каналом и Петровкой об установке скрытой камеры в квартире.

Когда ребята ушли из кафе, я продолжила разговор:

– Мой второй вопрос. Ты все время говоришь, что Олег очень набожный, и вы всей семьей регулярно ходите в церковь и даже дружите с батюшкой.

– Да, это так, - подтвердила Саня.

– А если обратиться к батюшке за помощью? Нам же Всевышний рекомендует искать людей на кого мы сможем опереться.

– Наш батюшка – сплетник! И об этом знают все прихожане. Ему на исповеди говорят что-либо, так он сразу идет к одному товарищу, что хорошо спонсирует приход и докладывает ему обо всем.

– Ясно. Не стоит, пожалуй.

– Господи, что же мне делать?

Мы грустно смотрели на отдыхающих возле пруда.

– Надежда, правильно ли я понимаю, что мы только что договорились о том, что они будут снимать скрытой камерой всё, всё, что происходит в квартире? А если наши предположения верны, и будет отснято насилие над моими детьми, то ... - она от осознанного просто замерла.

Меня тоже передернуло. Всегда в сложных ситуациях, я начинаю сканировать.

– «Не беспокойтесь. Все нормально будет, пусть продюсер готовится к съемкам».

У Софии глаза просто округлились:

– Так, они могут отснять детское порно и с развратным отцом. Этим видео документом будут владеть посторонние люди? – по её щекам текли слезы.

– Спокойно. Первое, я подготовлю договор с продюсерской компанией, где работает Жорж. Второе, договор будет согласован с Петровкой. Третье, тебе дяденька милиционер с Петровки посоветовал собрать доказательную базу самой? Вот мы и собираем! И наконец, четвертое, «обещать, не жениться». Пусть готовятся к съемкам, а дальше посмотрим.

– А вы авантюрны, - сказав это, она хитро посмотрела на меня.

– А ты, Софи?

 

Продолжение следует

 

09.01.2017 г.

 

700reclama45tt56

 

 

Вы можете подписаться на рассылку новых статей
через Skypenvvruf

Добавить комментарий