Хроники разоблачения.
Часть №11. Педофил в СИЗО

 

350dete744j4jjnr

03 августа 2011г. Среда.

Утром София приезжает к детям в детский сад. В это время начались подготовки к допросу детей следователями с Петровки в присутствии заведующей садиком и педагогом. Софи пристроилась за ширмой.

Дети охотно дают показания, на основании которых возбуждается уголовное дело на Гуярова по признакам состава преступления, предусмотренного п. «б» ч.4 ст. 131, п. «б», ч.4, ст. 132 УК РФ по факту совершения им изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении своих малолетних детей обоего пола. Вместе с этим, дети показали, что папа показывал им порно фильмы, бил мать и объяснял им, что она скоро умрет, но кроме того помогала отцу и участвовала во всем Танечка.

Как теперь стало заведено, вечером мы созвонились, и Софи доложила всю обстановку:

– Даже и не знаю, что говорить. С одной стороны, все доказано, и следствие уехало оформлять документы – это победа, с другой стороны мои бедные дети.

– София, соберись. Пожалуйста, спокойно расскажи мне все по порядку.


«Степан Михайлович следователь с Петровки приехал вместе с милейшей женщиной – психологом. Никогда бы не подумала, что эта очаровательная женщина сотрудник Московского Уголовного Розыска. Настолько милое, открытое лицо ей так и хочется довериться, и открыть все свои беды и страхи.

У нее очень большой опыт работы с детьми, которые пережили насилие над собой. Надежда, следователи представились детям, не поверите - АНГЕЛАМИ, которые увидели, что происходит с ними, услышали детский плач и пришли к ним на помощь. Поэтому дети могут полностью довериться им – они им помогут и спасут и их самих, и не дадут умереть их маме. Тут детей просто прорвало. Сначала допрашивали Леночку, затем Анатолия, последним был Ванечка.

Когда полилась информация, мне показалось, что я погружаюсь в какой – то липкий вакуум. Потом в виде игры, следователь-психолог достала куклы и вместе с Леночкой, а позже и с Толиком стали играть в них. Очень аккуратно психолог задавала вопросы, и дети показывали, что «творил» с ними отец.

Все это время я сидела за ширмой, видеть меня могла только заведующая.  В один момент наши взгляды с ней пересеклись, и мы поняли, что больше не можем находиться там: нам просто было плохо. Уже в кабинете заведующая и я смотрели друг другу в глаза и плакали, не было слов, все говорил взгляд. Через некоторое время мы вернулись на допрос. Надежда, я возненавидела ЧУПА-ЧУПС! На нем Гуяров обучал детей, как надо его ласкать. Кама-сутра отдыхает!

Степан Михайлович задал Анатолию вопрос:

– Толик, я знаю, что ты кое-что рассказал своей ночной няне из детского сада о том, что делал папа. А мама знала об этом?

Толик сразу ответил:

– Нет, папа предупреждал, что маме говорить об этом нельзя, иначе она умрет, и это наш большой секрет с папой. А если мы кому-то об этом расскажем, то папу могут за это наказать и ему будет от этого очень плохо. Ему же не будет плохо? Правда?

Срезав острые углы, вмешалась психолог и стала задавать другие вопросы в виде игры, именно тогда Анатолий сказал, что папе помогала Танечка. Она учила их на своем примере и заставляла детей, а если они с Леночкой и Ванечкой БЫЛИ ПРОТИВ, ТО ИХ БИЛ ОТЕЦ ... Я не помню, что было дальше. Очнулась я в кабинете у заведующей. Мы сидели с ней рядом и плакали. По кабинету зверем ходил следователь Степан Михайлович, он обратился ко мне:

– «София, Вы понимаете, что я завожу уголовное дело на Гуярова? - видя, что я его слышу, он продолжил, - И на вашу старшую дочь Татьяну то же …

Повисла такая длинная пауза, что у меня начало звенеть в ушах:

– Но… ей ведь всего шестнадцать! Она еще ребенок! Ну, может есть какой-то шанс у меня спасти ее?

– Есть. Если она даст правдивые показания и честно признается во всем том, что происходило и расскажет, как давно это началось.

– Согласно сканированию экстрасенса, Гуяров насилует ее очень давно! – заявила София.

– Если это так, и девочка признается в этом, это ее оправдывают. Она не отдавала отчет своим действиям, а когда-то возможно поняла. Исходя из показаний детей, он порой бил и ее на глазах у детей. Я могу предположить, что она живет в страхе. Но еще раз повторяю: Татьяна должна сама во всем, признаться. Мне очень жаль, но есть закон. Я понимаю вас как мать. Держитесь. Сейчас я еду на Петровку оформлять документы. Вас я жду завтра у себя».

Софи замолчала, а затем:

– Надежда, я пыталась понять, что же делать дальше? Но вдруг, знаете, стало так легко, ушло чувство страха. Я приняла ситуацию такой, какая она есть. Я стала другой. Даже странно, я испытала азарт. Я отправилась к детям. Они сидели, прижавшись ко мне, и рассказывали, что к ним приходили АНГЕЛЫ, которые обязательно помогут! Я обнимала их, улыбалась, а душа рвалась от боли. Сколько же всего вы, мои солнышки, выстрадали? Как же мне уменьшить ту боль, что вам довелось пережить?  А они такие счастливые то ли от того, что тяжелый груз упал с их плеч, толи от того, что никто нам не мешал, и мы тихо общались все вместе нашей маленькой семьей.

– Это как на войне. Софи, мы ведь получали информацию о том, кто твоя Душа? Помнишь: психика – военная, твоя реинкарнация напрямую направлена на то, чтобы поймать, изобличить и посадить. Так, что эта работа просто твоя стихия.

– Я понимаю, но это мои дети!

– Ты чувствуешь, какие-либо истеричные реакции?

– Нет. Только спокойствие и уверенность. Да, я стала уверенной в себе и в своих силах.

– Это твоя Душа дает тебе силы и энергию. Я сканирую и вижу: в дальнейшем, тебе придется вести допросы детей вместе со следствием. Именно твоя Душа поможет в этом. Твои интуитивные знания, то есть те знания, что приходят к нам с подсознания, позволят следствию получить весь объем информации от ребят.

Я стала считывать информацию:

– Софи, сканирование показывает, что Гуяров может приехать в детский сад и просто забрать всех детей. Он отец, а затем отвести их в лучшем случае домой. Поэтому их надо просто сторожить в садике.

– Что делать? – встрепенулась София.

– Звони своему папе, мы с ним беседовали по телефону весной и он, я уверена, помнит наш разговор. Я его предупреждала, что Гуяров педофил. Сообщи, что подозрения подтвердились. Ну, и обратись с просьбой, чтобы побыл с детьми и не допустил худшего. Сейчас каждый должен себя проявить. Кстати, как мама, ты ведь ночуешь у нее дома, о чем-либо спрашивает?

– Она интеллигентна и мудра. Чувствует, что у меня большие проблемы, но вопросы не задает. Хорошо, надо успокоиться и выспаться. Завтра с утра на Петровку. Меня будут допрашивать.


04 августа 2011г. Четверг

С раннего утра папа Софии – полковник ФСБ, приехал в детский сад к внукам и занял боевой пост вместе с охраной детсада. Уже не молодой шестидесятилетний мужчина весь день просидел на детских стульчиках, нянечки его кормили детскими кашками и супчиками. Так часть дня он провел в ожидании зятя. На вечер и ночь наняли частную охранную фирму «Гольфстрим», дополнительно к той охране, что имеет детсад.

Этим утром София была уже на Петровке и давала свои показания. Допрос длился долго. Когда все процедурные вопросы завершились, с ней стали прощаться. И тут она узнает, что Гуярова не спешат арестовывать. Впереди выходные. Пока оформят все необходимые бумаги, затем прокуратура должна дать добро и только после этого, где-то в понедельник или во вторник произведут задержание.

София звонит мне и просит о помощи. Я начинаю считывать информацию. Сканирование показывает:

 – «Гуяров чувствует опасность и поэтому он ждет приезда Тани, чтобы собрать всех. Главное! Он никуда не уедет без старшей дочери, он с ней пара». Софи, нельзя откладывать арест, надо действовать. Где ты сейчас находишься?

– В кабинете у следователя, он сидит передо мной, что-то пишет. 

– Возьми у него лист бумаги и ручку. Пиши заявление.

– О чем?

– Как о чем? Пиши о том, что такой-то, такой-то отказывается оформлять документы на арест рецидивиста и педофила, хотя вчера дети дали полные показания, уличающие их отца в педофилии и насилии. О том, что в субботу приезжает старшая дочь Гуярова – Татьяна, и что отец наверняка заберет всех детей и, не дожидаясь ареста, скроется.

– Отлично. Я перезвоню, пока.

Вечером звонит София:

– У нас тут такие события!!! Но все по порядку. Я подошла к Степану Михайловичу и попросила лист бумаги. Он спрашивает: «Зачем?» А я ему: «Писать заявление на вас буду». Он мне в ответ: «Успокойтесь, он никуда не уедет». Я ему свое: «А мой экстрасенс сказал, что если завтра вы его не арестуете, то больше никогда не найдете». «Ты меня достала со своим экстрасенсом». А я ему: «Да, поймите же наконец! Вы имеете дело с очень опасным человеком! В такой ситуации как эта, он никогда, слышите, никогда не пойдет в кассу и не купит билеты на себя и детей по паспорту! Он просто подойдет к проводнику, заплатит деньги и на границе договорится с таможней!»

Следователь не выругался, но его лицо было сложноподчиненным и вдруг, помедлив, он стал звонить по телефону. Затем прорычав что-то мне в ответ, связался с Интерполом и послал фото Гуярова по факсу. Потом мы уехали в следственный отдел нашего округа. Надо оформлять все документы на арест. Но и это не все …

Тут София громко рассмеялась:

– Ко мне в МУР из садика вечером приехал папа. Пока мы готовились с ним к переезду уже в наше ОВД, мне звонит Гуяров. Беру трубку. Мат пере мат, а дальше просто нечто ... Он стал обвинять меня во всем. А затем заявил, что он сделал для меня квартиру, а сам остался ни с чем; он вывозит на отдых детей, а ему мои родители денег не дают достаточно. Он стал требовать, чтобы я звонила своему отцу, немедленно взяла у него деньги и срочно с деньгами приехала домой. Рядом сидит папа, то краснеет, то белеет. Мой телефон на громкой связи, в комнате человек шесть, они по званию все ниже отца, а тут отца в присутствии посторонних кроют так, что … Я только глажу его по плечу и лилейнейшим голосом отвечаю в трубку Гуярову: «Ну что ты Олежек, успокойся. Всё, что только у меня есть – всё это твоё, и квартира тоже твоя, мы одна семья …» Еле, еле успокоила. Так, что это было здорово! А я сейчас работаю вместе с новым следователем, он из нашего округа, буду писать более обширное заявление. Нам надо за ночь успеть, утром необходимо успеть оформить в прокуратуре все документы и арест.


– Софи, как говорила одна героиня из кино, «… я гордЮсь тобой».

После этого в следственном комитете с участием Софии в течение ночи были подготовлены вся необходимая документация на задержание Олега Гуярова. И уже утром была получена санкция на его арест от прокурора.


05 августа 2011г. Пятница

Утро 05.08.2011г. происходит арест Олега Гуярова у него дома. Следователи находят собранные для отъезда вещи, как детские, так и его собственные.

В это же время дети проходят Государственную суд медэкспертизу, где были выявлены факты изнасилования и действия сексуального характера. Дети рассказывают судмедэкспертам, что делал «папа» раньше с ними и теперь на отдыхе. Кроме того, сообщают, что папа избивал мать и говорил им, что мама скоро умрет.

Из вечернего разговора. Софи:

«Я была поражена профессионализму нового следователя, который вел мой допрос всю ночь! Работало сразу три отдела. У меня было впечатление, что это не со мной, а я просто смотрю какой-то триллер! Как только я коротко изложила ситуацию, мой следователь тут же понял, что Гуяров крайне опасен и трижды звонил своему начальству, прося разрешение на немедленное задержание Гуярова: «до выяснения обстоятельств». 

Начальство:

– Веди допрос. Работай! И готовь санкцию прокурора на арест, в том числе и на обыск. Как закончишь её можешь отпускать.

– Да он же убьет её! Я не могу её выпустить из своего кабинета! Вы это понять можете? - там что-то отвечали.

И тут понеслось… «Будем писать все очень, очень подробно. Все, что будет отражено на бумаге сейчас, то и будет донесено до суда. У нас с вами вся ночь впереди».  Пропало желание спать, его настолько захватил рассказ, что мы и не заметили, как наступил рассвет. Хотелось есть, мы заказали пиццу, поев, стало полегче.

Утром, я узнаю, что меня отказываются брать на задержание Гуярова.  Я тут же звоню на мобильный Степану Михайловичу и заявляю:

 – Не знаю, что вы там решили, но я еду домой.

– Нет! Вы с ума сошли? Он же вас убьет!

– А! То, что убьет, вы уже понимаете, это – хорошо!!!

– Зачем вам это?

– Хочу посмотреть ему в глаза.

– Вы что шутите?

– Нет. Звоню, чтобы задать вам вопрос: вы думаете, он вам откроет дверь, когда вы позвоните? Или откроет, когда он увидит в глазок ваши удостоверения? А у меня вместе с тем есть ключи.

– Это, что ультиматум?

– Нет, предлагаю Вам взять меня с собой.

– Где Вы сейчас? - маленькая победа, это приятно. Я была в ОВД своего округа. Через 15 минут подъехали три иномарки. Две из них были с маячками.

Это было зрелище. У меня промелькнула мысль: «Да …, МУР и Петровка это тебе не районное ОВД». Приехали. Несколько человек вышли из машин и окружили меня. Я поразилась тому, как они были одеты: в хороших костюмах, в выглаженных рубашках, один был в галстуке, и все были … вооружены.

– Хорошо выглядите, - сказала я первое, что пришло мне в голову.

Было видно, что им приятно это слышать и видеть мое удивление. Тот, что был в галстуке с ухмылкой произнес:

– «М,м,м…Мы и наручники в бархатных мешочках храним. Ну, поехали?»

Через двадцать минут мы были у подъезда моего дома. Машины расположили так, чтобы перекрыть любую возможность побега.

Я открываю своим ключом дверь. Олег кричит: «Ну, наконец-то». Выходит в коридор, а перед ним следователь по уголовным делам и сотрудники из следственного комитета и МУРа, понятые и завершаю группу я. Он увидел и стал кричать мне. Нет, действительно, вот лицемер, кричал с таким пафосом!!! Просто актер: «София! Ты предала нашу любовь. Ты мать моих детей, женщина которую я боготворил. Как ты могла привести в мой дом этих людей?»

Но к счастью следователь быстро его пресёк. Кроме того, все заметили, что в коридоре стояли чемоданы с вещами, как детскими, так и мужскими. Следователь задал вопрос:

– Вы куда-то собирались ехать? - ответа на свой вопрос он так и не получил, так как Гуяров начал вновь свой спектакль. Однако, я почувствовала, что все получили наглядное подтверждение словам экстрасенса: Гуяров собирался скрыться и ждал только возвращения старшей дочери, которая приезжает завтра.

Гуярову были зачитаны его права, объяснили в чем его подозревают, надели наручники и увели. Зато помощники следователя с понятыми стали проводить обыск в квартире. Когда всё обыскали, нашли дневники Гуярова. Олег ведет дневники с детства, он все записывает. Затем забрали компьютер, камеру и многое другое, что относилось к вещдокам.

Пока обыскивали, все вещи выбросили из шкафов. Уходя извинились, но сказали, что это еще по-божески».

На этом рассказ Софии закончила.

Мой любимый читатель! Гуяров был задержан 05.08.2011г. по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных статьями Уголовного Кодекса России. Но самое интересное другое … Софи рассказала, что когда Гуярова привезли в отделение, то после предъявления обвинения он, выбрав момент, предпринял попытку суицида.

– Надежда, вечером мы с детьми пришли домой. Все вещи валяются на полу, любимого папочки нет. «Где папа? Что случилось?» Мне пришлось сразу же по ходу придумать сказку: «Детки! Все, кто плохо себя ведет в них вселяется Гингема. Она пожирает большого человека или маленького изнутри, если он делает то, что человек никогда не должен делать. И тогда всегда приходят АНГЕЛЫ, чтобы спасти людей и наш мир от зла. А то, что вещи на полу – это так всегда после борьбы бывает». «Мы поможем папочке и спасем его от Гингемы», - закричал Толик. Надежда, что делать …Что объяснять детям, а главное, как …?


06 августа 2011г. Суббота

06.08.2011г. с утра состоялся районный суд, где Гуярову было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч.4 ст.131, п. «б». ч.4 ст.132 УК РФ., а так же ст. 91,92 УПК РФ.

Районным судом г. Москвы 06.08.2011 года Гуярову избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.


    
Вечерний разговор по телефону:

– Сегодня днем на вокзале я встречала Таню вместе с прокурором. Ей сообщили, что Гуяров арестован и ему предъявлено обвинение в педофилии. Татьяне предложили пройти суд-мед освидетельствование. Она попыталась отказаться, но все же поехала с нами. В Следственном Управлении по нашему району Таню допросили.  Она все отрицает, а экспертиза подтвердила, что она девственна.

– Ты удивлена? – спросила я.

– Да нет, я помню, мы получили эту информацию еще весной. Мы же обсуждали с вами вопрос, когда Гуяров всем домашним заявил: «Танечка должна выйти замуж за олигарха». Так Всевышний еще тогда объяснил, что он Таню всему уже обучил, но «товар» не попортил, - София явно нервничала.

– Софи, хорошо, что сканирование подтвердилось.

– Как, Татьяна ликовала! Раз десять она с вызовом, как пощечинами била меня по лицу этой фразой: «Я девственна! Ничего не было! Дети врут! Ты ничего не докажешь!  Папа выйдет из тюрьмы!» Помню я перевела взгляд на следователя и увидела, что у него аж брови домиком сошлись от ее заявления. В его взгляде явно читалось: «Она виновна».  Надежда, я очень боюсь, что нам не удастся ничего доказать.

– Все дети говорят, что Таня участвовала в сексуальных оргиях?

– Да, причем допрашивали каждого в отдельности. Но заключения их судмедэкспертизы таковы, что их проблемы могут быть связаны, как и с изнасилованием, так и, всего лишь с запорами, чего раньше кстати у детей никогда не наблюдалось. А синяки и ссадины, так Гуяров может трактовать так: «На море же были, купались».

– Софи, дети подтвердили, что он бил тебя и готовил их к твоей скорой смерти?

– Да, но этого недостаточно.

Я стала сканировать:

– «Все дети себя еще покажут. Ждите».

– А Таня даст правдивые показания? – задала вопрос София.

Мне ответили:

– «Через некоторое время она во всем признается».

– Да, хоть он и сидит в СИЗО, но у меня все равно нет уверенности в том, что его мы сможем изобличить, - понуро заявила Софи.

Как всегда, я парировала её пессимизм своим бодрым голосом:

– А у меня есть убежденность! Все будет нормально. Я верю, и ты должна …

 

Продолжение следует 

 

700reclama45tt56

 

Вы можете подписаться на рассылку новых статей
через Skypenvvruf

Добавить комментарий