Хроники разоблачения. Часть №9.
Через неделю педофил вернется в Москву

 

350cap98909iu89oВпервые я приехала к Софии домой в понедельник 25 июля 2011 года. До приезда Гуярова оставалась ровно неделя.

Помню своё первое чувство - неловкость. Меня даже удивило, что чувство неловкости спровоцировала мысль – Гуярова нет дома, а я в тайне, за его спиной вторгаюсь в его жилище.

Но я уже здесь и надо работать.

 

– Надежда! Как и договаривались, я пригласила наших бывших соседей Петровых. Приедет Нина и ее старший сын Геннадий, - Софи не успела закончить фразу, как раздался телефонный звонок.

Приехали Петровы и предложили встретиться во дворе на детской площадке.

Когда мы познакомились, Софи начала рассказывать им свою ситуацию:

– ... не смотря на весь тот негатив, что сложился между нами, между семьями, я прошу простить меня и помочь прежде всего детям. Мы хотим установить камеры видеонаблюдения, и самое лучшее место это две ваши смежные комнаты. Они закрыты и открыть их можете только вы, поэтому помогите нам, пожалуйста ...

Нина и Геннадий молчали. Женщина демонстрировала явное нежелание общаться, но после некоторой паузы:

– Мы с сыном приехали только из-за детей. А тебе я скажу. Я не знала, что он педофил, но догадывалась, что между Гуяровым и Таней не все так чисто. Да, и по всем признакам она уже не девочка. Я это давно заметила. Сложные и очень непростые у неё были отношения с отцом. Все соседи это видели. Только ты ничего не замечала. Ты, как его в наш дом привела, все рухнуло. Да, как ты за ним бегала, как с... течная ...

– Нина, я понимаю ..., - пыталась оправдаться София.

– Моему мужу – Виктору, дали год условно, за то, что он якобы ударил Леночку по голове битой ...

– Нина, мне признался Олег лишь недавно, что удар нанес он сам ...

Женщина кипела:

– Виктор тогда запил, а однажды мы его просто с того света вытянули, руки на себя наложить хотел. А главное за что? Мы с тобой жили, душа в душу, пока ты эту дрянь не привела в дом. А ты знаешь, что когда Леночка была маленькой, то Олег приводил её к двери нашей комнаты и учил: «Леночка! Бей ножкой по их двери. Они убить тебя хотели. Бей, бей ...»

– Нина, я понимаю, но ...

Нина уже спокойно:

– Хорошо! Я помогу и открою двери. Но хочу, чтобы ты знала. После последнего суда у меня был тяжелый сердечный приступ, и ты у меня забрала несколько лет жизни, и этого я тебе не прощу.


После тяжелого разговора мы поднялись в квартиру. Только теперь я заметила, что все комнаты соседей были обклеены скотчем. Геннадий с гневным лицом срывал клейкую ленту.

– Софи, зачем скотч? – спросила я тихо.

– В этих комнатах прописан младший сын Нины - Аркадий, его жена и дочь. Им город дал субсидии на покупку трехкомнатной квартиры, а в этих двух комнатах они формально прописаны пока не выплатят по ипотеке.

– Надо же!!? – подняв брови. - Какой щедрый подарок от города. Фактически они могут распоряжаться втроем трехкомнатной квартирой и еще двумя комнатами здесь? Какие же щедрые московские чиновники, - с удивлением и улыбкой в ответ.

– Поэтому Гуяров и заклеил двери, чтобы не распоряжались.

«Очень интересно, когда он приедет, то увидит, что двери были вскрыты. Судя по замкам на дверях, то они буквально «открываются ногтем»».

– Софи! А Гуяров когда-либо открывал комнаты соседей?

– Нет. А зачем?

Отлично помню свои мысли тогда: «А если Гуяров умеет открывать, а в этих комнатах будет стоять видеооборудование. Олег приезжает с курорта, скотча на дверях комнат нет. Подозрительно! В отсутствии Сони он достает ключ или какой-нибудь инструмент, все же за плечами четыре судимости – рецидивист! Гуяров открывает двери, а тут опаньки ... Просто смех. Какие идиоты!!! Увидев оборудование, лично я бы нас всех окрестила именно так».

Звонок во входную дверь, София побежала и на ходу стала всем объяснять:

– Это наш продюсер.

Шикарно и шумно вошел Жорж, следом за ним немолодой человек среднего крепкого сложения. Продюсер представился сам и представил специалиста, который будет устанавливать оборудование. Мужчина вел себя пассивно, он не стал сразу осматривать квартиру. Было видно, что он оробел. Активным, как всегда, был только Жорж.

Неожиданно для всех встрепенулась Нина:

– Так это ж ваш канал показывал передачу о нашем конфликте? Там еще давали интервью мой старший сын Геннадий и Соня. Собственно, я согласилась приехать только из-за твоих слов, Софи, - она обернулась к нам.

– А что я сказала? – спросила София с удивлением.

– Именно то, что во всем виноват твой муж!!! Гуяров!

Софи побледнела:

– Жорж, как же так? Вы же обещали, что этой моей фразы не будет в фильме? Вы сказали, что не будете вставлять ее в репортаж, так вы еще и по телевидению всё показали!?

– Да, я видел передачу, отличный сюжет.

– Вы диск с этим телесюжетом привезли? Показывайте.

Мы все вместе сидели в комнате Софии, я на маленьком детском стульчике, и совсем рядом от меня Нина. Крупным планом Соня со своей фразой: «Во всем виноват Гуяров …»

Неожиданно Нина толкнула меня локтем и громко заявила:

– Софья, Гуяров тебя убьет.

Я была возмущена и не могла молчать:

– Жорж, вы нарушили джентльменские договоренности, как вам можно доверять теперь? - когда произносила свои слова, то смотрела на спеца, что пришел с Жоржем. Он был крайне напряжен, лицо было красным, мужчина вспотел. «А похоже, что у специалиста всё в порядке с совестью! Отлично».

– Все будет хорошо. Мы отснимем наш материал, вы Софи получите доказательную базу, и мы посадим подлеца в тюрьму. Всё! Пора работать, - Жорж обратился к спецу. – Ну, давайте определяться, где камеры ставить будем?

– Подождите, пожалуйста. Я хочу, чтобы всем присутствующим было понятно, какой фильм мы будем снимать, - я обратилась к специалисту и, глядя ему в глаза, заявила. – У нас серьезные подозрения, что отец семейства, муж Софьи - педофил и бисексуал. Он развращает и насилует четырех родных разнополых детей в то время, когда Соня на работе.

Хорошо, что спец сидел, теперь он вместо красного стал белым.

– Надежда, зачем вы рассказали это?! - возмутился продюсер.

– Человек должен знать, на сколько ответственно то, что он делает. Соню могут просто убить, если он сработает плохо.

Наш совестливый гость:

– Я все понял ..., я понимаю, как это опасно, - он вытер пот с верхней губы, и стал смотреть на детские двухэтажные кровати, которые стояли в два ряда, плотно прижавшись друг к другу и к стене.

– Вот здесь. Кто здесь спит? – Он показал на стену, на которой висел плакат с красоткой.

– Танечка, ей шестнадцать.

– Диаметр видеокамеры один с половиной миллиметра. Будет выглядеть как точка. В соседней комнате поставим записывающее оборудование. Пожалуйста, откройте мне дверь. Стены несущие, но ничего ...

Когда мы обо всем договорились, и Нина с сыном ушла, закрыв двери своих комнат и отдав ключи, стал собираться и наш специалист, но перед уходом он обратился к Соне:

– София, самое лучшее вот это, - он протянул что-то величиной с колпачок ручки. - Это маленькие камеры. Их можно рассовать везде. Зарядки хватит на два дня.

– Пожалуйста, дайте мне ваш телефон. Когда понадобится, то обязательно позвоню. До свидания.

 

Мы остались втроем.

– По-моему все отлично! И так завтра начнем устанавливать оборудование, - лицо Жоржа выражало чувство глубокого удовлетворения.

– Разумеется все будет отлично! - сказала я. – Но вначале просканируем и выясним вердикт.

Я стала считывать информацию. Ответ меня не удивил. «Нет. Это крайне опасно».

– Нет. Мне сказали, что это крайне опасно, - заявила я.

– Да, бросьте. Что за глупости? Все будет отлично!

Софи возмущенным голосом:

– Разве вы не поняли, Жорж?! Вам же сказали! Нет!

– Ребята! Я договорился со всеми, мне перечислили более ста тысяч рублей на видеосъемку. Разработан и согласован Договор с Петровкой на съемку скрытой камерой. Все запущено!

– Нет, - упрямо повторила я.

– Ну, хоть воды нальете? Так нельзя.

Раздался телефонный звонок, и Софи вышла из кухни. Жорж обратился ко мне:

– А вы не боитесь принимать такие решения, и вообще не опасаетесь руководить? – продюсер задал мне вопрос с угрозой в голосе. - Если он действительно педофил, то вы не сможете этого доказать.

– Первое. Командовать я не боюсь. Для справки: я руковожу проектом с марта этого года. Постоянно сканирую информацию, и мы Соней в точности выполняем все рекомендации. Второе. И педофил и дети через семь дней будут в Москве. Третье. Когда приедет Гуяров, он обыщет все свои углы, в том числе и комнаты соседей. Это его логово. И важно, чтобы он ничего не нашел.

– Но у вас не будет доказательной базы.

– Да, у нас не будет видео, это так, но наверняка будут иные доказательства.

 

Продюсер ушел. В квартире стало тихо. Мы молча смотрели в окно.

– Софи, ты действительно хочешь, чтобы было отснято порно с твоими детьми и фильмом владел Жорж?

– Нет, но зачем тогда вся эта затея?

– Ты помирилась с Ниной, она теперь будет помогать тебе, но самое главное в другом. От таких сюжетов не отказываются. Жорж никуда не уйдет и будет гнать волну. Думаю, его активность будет очень полезной для нас. Однако, у меня вопрос: ты нашла в сейфе свой паспорт, свидетельство на собственность комнаты и все остальные документы?

– Да, слава Богу, все нашла. Но тут другое! Мне вчера позвонили из Департамента жилищной политики и сообщили, что нам предоставили субсидии на покупку жилья. Письмо отправлено почтой, и к ним в Департамент надо прийти с повесткой.

– Кому дали субсидии?

– Мне. На мое имя письмо.

– Оно у тебя?

– Нет. Гуяров арендует почтовый ящик на свое имя, и оно на почте. Я его забрать не смогу.

– Ерунда! София! Ты идешь на почту с паспортом и рассказываешь, что муж уехал, просишь, чтоб дали корреспонденцию. Письмо спрячь, это деньги для вас с детьми.

– Уверена, что Гуярову сообщат о том, что принято решение на предоставление субсидий.

Я стала сканировать:

– «Та группа, которая предоставила субсидии, обязательно проявит себя. Скоро мы их увидим и поймем кто они».

Мы по-прежнему стояли у окна.

– Софи, в понедельник приезжает Гуяров. Мы приблизились к развязке, - нам было тяжело и грустно.

 

Продолжение следует

 

700reclama45tt56

 

Вы можете подписаться на рассылку новых статей
через Skypenvvruf

Добавить комментарий